Главные традиции праздника Иван Купала – смесь язычества и христианства

Россия+7 (910) 990-43-11
Обновлено: 2020-02-24

Лет пять-шесть мне было, не больше, но помню то утро. Жили мы тогда втроём в однокомнатной избёнке в глухой владимирской деревне: мама, бабушка и я. С вечера мама улизнула из дома, вернулась только утром. И я всё слышал… «Господи, какая же ты у меня бестолковщина, Зойка! И в кого пошла такая? Все дети как дети, одна ты какая-то бесконвойная, – беспокоясь меня разбудить, шипела на дочь бабуля. – Опять на бесовские гулянья бегала?! Богу молиться надо, Его просить – тогда всё исполнится. А языческой ворожбой ничего не добьёшься». Мама, разбирая кровать, молчала. Улеглась и, когда затихли бабулины причитания, сказала еле слышно: «Не поплыл венок, мам. Не будет у меня мужа, а у Виталика – отца…» Бабушка в сердцах сплюнула, а я неожиданно разревелся в голос – ну, как пацану без отца?! Обе мгновенно подбежали, затискали в объятиях, зацеловали чуть не до смерти. Так и заснул на их тёплых и ласковых руках. В утро дня Ивана Купалы.

Крапива против нечистой силы

Единого мнения в происхождении Иванова дня среди историков до сих пор нет. Неизвестно, исконно языческий это праздник или пришёл к славянам вместе с христианством. Ведь ещё в середине I тысячелетия в ночь с 23 на 24 июня в православной Византии широко и повсеместно отмечали день рождения Иоанна Предтечи, Крестителя Иисуса Христа в реке Иордан. «Предтеча» в переводе с греческого и означает «окунатель», «купальщик». Так что в итоге этот день стал праздником и язычников, и христиан.

Репродукция картины Генриха Семирадского – ночь на Ивана Купалу

Морские отмели, реки и озёра в Византии в этот день были заполнены купавшимися, с наслаждением смывавшими с себя грехи чистой и благословенной водой. Ворожили, пытаясь распознать будущее, жгли костры и сигали через огонь, в чём мать родила – очищая тело и душу. Официальная церковь и в Византии, и позже на Руси безуспешно пыталась искоренить варварский обычай…

По преданию стародавних времён, ведьмы под утро лютовали особенно немилосердно. Сталась умыкнуть лошадей, чтобы на них отправиться на свои бесовские игрища. Или проникнуть в дом, чтобы навести порчу на жильцов. Помню, как в детстве деревенские мужики лошадей с вечера запирали в стойлах, над входом в сарай вбивали медный гвоздь и вешали на него новенькую подкову – в качестве оберега. А хозяйки, набрав крапивы, охая и смеясь, раскладывали её голыми ладонями на подоконниках, на крыльце и в прихожей – дескать, ведьмы панически боятся сего жгучего растения и в дом ни за что не полезут. Вот уж не знаю, эта крапива помогала или бабушкины молитвы, но ведьмы я отродясь в глаза не видел.

Цветок Иван-да-Марья – символ праздника

По старинному обычаю предписывалось ещё нарвать вечером накануне Иванова дня цветков ивана-да-марьи и разложить по углам избы, чтобы защититься от воров и прочих лихих людишек. Поверье говорит, что эти самые Иван и Марья когда-то были живыми людьми, братом и сестрой, да на горе полюбили друг друга. В наказание и от греха подальше силы небесные и превратили их в цветок.

Эти цветы, собранные вечером перед Купальской ночью, имеют особые магические силы. Если в доме не остаётся обитателей, цветы, то есть брат с сестрой, жалуются друг другу на судьбу, и, слыша их голоса, ворьё опасается лезть в жилище, полагая, что это хозяева разговаривают.

Охота за огненным цветком

Православная церковь билась с языческими обычаями и предрассудками немилосердно, но практически безуспешно. Вышибить из нутра народных представлений то, что складывалось столетиями, не удалось ни решениями соборов и синода, ни проповедями и угрозой анафемы или адскими мучениями, ни прямыми репрессиями.

В новелле «Праздник» знаменитого фильма Тарковского «Андрей Рублёв» главный герой стал зрителем Купальской ночи в глухом лесу. Десятки обнажённых мужчин и женщин купались, ворожили, предавались свальному греху. Подглядывавшего Андрея обнаружили, скрутили и привязали к столбу в сарае. Пояснили, что вроде бы зла ему не хотят, но опасаются, что монах натравит на них, язычников, княжескую стражу. А эти служивые церемониться не станут – могут и до смерти запороть. Одна из голых девушек всё-таки развязала и отпустила иконописца, и он стал свидетелем того, как жестоко ведут себя с язычниками взявшиеся ниоткуда стражники…

Заросли лесного папоротника в России

Главные объекты ворожбы на Ивана Купалу – вода, огонь и травы. Про крапиву и иван-да-марью мы уже сказали. Девки и парни в эту ночь упорно разыскивали в лесу цветок папоротника, который распускается на одно лишь мгновение огненным алмазом. Искать его надобно исключительно в одиночку, найдя – тут же сорвать, упрятать под одежду и уходить не мешкая. Нечистая сила будет со спины всячески пугать счастливого обладателя цветка жуткими криками, шлепками под зад. Оборачиваться нельзя ни в коем случае! Иначе огненный цветок принесёт одни беды и несчастья. Ну а если повезёт выйти невредимым к людям – обретёшь здоровье, способность понимать язык животных, становиться невидимым, повелевать нечистью. И разбогатеешь немыслимо, потому что сможешь видеть клады, схороненные под землёй. О чём поведал с присущим ему жутковатым юмором Николай Гоголь в рассказе «Ночь на Ивана Купалу». Поиском волшебного цветка в Купальскую ночь и поныне увлечены многие, хотя ботаники давным-давно доказали, что папоротник не цветёт, а размножается почкованием…

Считалось, что все лекарственные травы, собранные в ночь и день Купалы, обладают особенной исцеляющей силой. Ведь этот день – макушка лета, когда Солнце на пике могущества и щедро делится своей животворящей силой с нашим миром. Травы сушили и применяли по мере необходимости.

Огонь, вода и волшебный венок

Огонь для купальских костров принято добывать исключительно первобытным методом – трением сухих веток. Ни спички, ни зажигалки, ни пламя свечи для этого категорически не подходят. Для начала, на закате, с определёнными заговорами сжигалось чучело как символ всего бесовского, что мешает нам жить. Затем очищались прыжками через костёр поодиночке либо парами – парень с девушкой, которые симпатизируют друг другу. Если удавалось не опалить волосы и одежду и не расцепиться при этом руками – пора готовиться к свадьбе, засылать сватов.

Гадание на венках – репродукция картины Кожина

Поджигали деревянные колёса, символизирующие солнце, насаживали на крепкие шесты и трижды обходили вокруг каждого костра. Матери в магическом огне жгли одежду, в которой болели дети, чтобы отвадить будущие хвори. Вокруг костров водили хороводы, пели специальные купальские песни, испрашивая у Ивана Купалы здоровья и процветания. Ранним утром, когда молодёжь расходилась по домам, родители прогоняли домашнюю скотину между гаснущих костров, очищая от скверны и болезней.

Издревле считалось, что в эту ночь всевозможные водяные, кикиморы и прочая нежить дружно убегали из водоёмов, вплоть до Ильина дня, 2 августа. Именно в этот период можно и нужно было купаться, смывая грязь с тела и души. В тех местах, где большого водоёма не было, омовение происходило в бане. А банными вениками, заготовленными в Иванов день, пользовались целый год.

Девушки и вдовы под утро спускали на воду венки, сплетённые из лопуха, богородской травы и ивана-да-марьи. В венок вставлялась маленькая свечка или горящая лучина. Если венок отплывал от берега – жди скорого замужества. Если же свечка или лучина горела дольше других, это сулило долгую и счастливую жизнь. Ну а уж если венок «топтался» у берега или тонул – значит, до следующего Ивана Купалы суженого не жди. Как случилось в памятное утро много лет назад с моей мамой – не поплыл венок, загрустил и прибился к берегу.

…Второй муж у неё, и отчим мне, появился только через семь лет. И безо всякой ворожбы. Хороший был мужик, грех жаловаться: работящий, спокойный, добродушный и компанейский. Что и говорить, прожили мы с ним душа в душу долгих 17 лет...


5.0/1