Лимоновый рай группы «Дюна» – секреты обаяния

Россия+7 (910) 990-43-11
Обновлено: 2020-04-01

К началу 90-х хиты этой группы в нашей стране слышали все. Но, сами по себе, песни «Дюны» – полбеды. Музыканты устраивали на концертах шоу, от которых поклонники выпадали в осадок. На фоне мрачных рокеров или слащавой попсы тех лет «Дюна» выглядела феерически. Напускная придурь текстов, незатейливая, но мелодичная и задорная музыка, клоунада на сцене. А чего стоила одна внешность музыкантов – толстячков-живчиков в детских панамках, клетчатых штанишках и пиджачках, сплошь утыканных советскими значками! Над этим балаганом одинаково искренне потешались и стар и млад.

А ведь ещё в середине 80-х появление в СССР такой группы было попросту невозможно. Потому советские люди, затурканные «социалистическим реализмом» в искусстве, валом валили на концерты «Дюны», в застольях с наслаждением распевали «Привет с большого бодуна!».

«Дюна» появилась на свет в 1987 году, за прошедшие годы выпустила 22 альбома. В репертуаре – давно не одни только юморные шлягеры, есть и вполне серьёзные, глубокие и даже философские вещи. И хотя уже много лет дорога на радио и ТВ для «Дюны» закрыта, группа успешно гастролирует, по-прежнему собирая полные залы.

Сорвиголовы из Долгопрудного

Все эти годы единственным и безоговорочным лидером «Дюны» был и остаётся Виктор Рыбин. В семилетнем возрасте мальчик пережил страшное потрясение, которое не каждому взрослому по плечу: на его глазах отец покончил с собой… Витя замкнулся в себе, целый год не разговаривал. Врачи в итоге махнули на него рукой, но мама сумела вернуть сына к жизни – мальчик ожил, заговорил, пошёл в школу.

Нарисованный портрет солитста группы «Дюна» – Виктора Рыбина

«Отца мне не хватало, – вспоминает Виктор, – но у меня мама была – как два отца и три деда! Держала меня в ежовых рукавицах, лупила всем, что подвернётся: поленом, ремнём, пионерским горном. Со мной трудно было справиться, но именно мама не дала скатиться в пропасть».

Обыкновенный паренёк из рабочего подмосковного райцентра, он не задумывался о музыкальной карьере. Рос непослушным, ершистым, учился неважно, дружил с отъявленными сорвиголовами. Город Долгопрудный в те годы мало чем отличался от знаменитых Люберец – и там и тут подростки были отчаянным хулиганьём. Но уже в конце 70-х Виктор с пацанами захаживал в один из местных ресторанов до его открытия и совал тамошним музыкантам заначенные рублишки – только чтобы им позволили немного поиграть на настоящих инструментах: фирменных гитарах, барабанной установке, электрооргане.

В поисках лица и стиля

Первое соприкосновение с музыкой было опосредованным. Вместе с приятелем, Сергеем Катиным, будущим автором большинства хитов «Дюны», Виктор в середине 80-х занимался спекуляцией: «В центре Москвы, напротив ЦУМа, был известный магазин «Музыкальные инструменты». Мы с Серёгой стояли у входа, как пеньки, ждали «пассажиров»-покупателей, перепродавали им «из-под полы» всякие инструменты, чаще всего гитары». Автор этих строк отчётливо помнит убогий ассортимент названного магазина. И даже припоминает в лицо «барыг» Рыбина и Катина, которые вечно паслись у входа. «Из-под полы» они впаривали заинтересованным людям действительно качественные гитары – вот только цены были заоблачные, нам, начинающим музыкантам-подросткам, явно не по зубам.

Изначально Виктор Рыбин и компания играли совершенно другую музыку – самый что ни на есть тяжёлый рок. В конце 80-х это было круто, модно. Отдавая дань этой моде, музыканты вели разгульный образ жизни, крепко выпивали. Впрочем, отрезвление наступило довольно скоро. Виктор однажды ясно осознал, что рок – не их музыка. Чтобы добиться популярности, нужно искать что-то своё. Тогда он впервые показал себя настоящим лидером, жёстким, умеющим убедить друзей в своей правоте.

В 1988 году группа каким-то чудом сумела протиснуться в Московскую областную филармонию в качестве профессионального ВИА. Группа какое-то время играла на разогреве у Александра Серова, поначалу музыкантам платили жалкие копейки. Если Серов получал за выступление целых 500 рублей, то «дюновцам» платили всего по 11 с полтиной на нос.

Именно в гастрольных поездках и родилась «Страна Лимония», мгновенно ставшая визитной карточкой группы. Свой собственный, непередаваемый стиль был найден – стебаться на сцене, поднимать настроение зрителям.

«Меняются темы, но ироничное отношение к жизни – наша главная установка», – говорит Виктор.

Калашников как презент

С началом 90-х хиты на наши головы посыпались градом: «Коммунальная квартира», «Привет с большого бодуна», «Гороскоп», потрясающий лиризмом «Привет, малыш». Слава ширилась, но внезапно из группы ушёл Сергей Катин: женился на француженке и уехал во Францию, покорять тамошний музыкальный рынок. «Дюна» не захирела – вскоре выходит альбом с увесистыми шлягерами «Борька-бабник» и «Мечта» («Море пива»).

Зрители на концертах не скупились на подарки. Размякшие богатеи-кооператоры дарили любимчикам машины, ювелирку и даже автобус для перевозки аппаратуры. А поскольку «Дюну» обожали криминальные элементы, то и дары иногда были соответствующие, вплоть до натурального автомата Калашникова. Это случилось на гастролях где-то в Сибири, Виктор долго отказывался, мол, при всём желании не смогу протащить этот «ствол» в самолёт. «Не парься! – радостно откликнулись «братки». – Мы его сами в самолёт положим!»

Несколько лет подряд группе время от времени приходилось выступать на «гангстерских» сходках. «Отказаться было невозможно, хотя весёлого было мало», – признаётся лидер «Дюны». После одного из выступлений группе пришлось спешно вывозить в багажнике авто собственного директора, который вздумал повздорить с кем-то из братвы. После того случая Виктор понял, что «нужно вылезать из этой трясины».

Бремя сытых гонораров

Летом 1993 года во время очередного тура умер Санечка, Александр Малешевский – пожалуй, самый колоритный участник группы, пухлый балагур и хулиган, всеобщий любимец. Зато в 1995 году вернулся «блудный сын» Сергей Катин. Покорить Францию ему не удалось, но он плотно поработал над альбомом группы «В городе большом», который по справедливости многие поклонники считают творческой вершиной группы. Эдаким музыкальным и поэтическим алмазом, где каждая грань сверкает по-своему, но общее впечатление – настоящая драгоценность, сработанная руками мастера. 11 композиций необыкновенно органично сочетаются и дополняют друг друга – от стёбных «Шмелей» и «Фонариков» до пронзительной «Вороны» и неожиданно душевной «Колыбельной».

«Рассвет не может быть вечным», – философски заметил как-то Виктор Рыбин, подразумевая падение популярности «Дюны». Людские пристрастия изменчивы, слава – дама капризная. В общем, с 1999 года группа уходит в тень. Её песни не берут в ротацию музыкальные радиостанции, мотивируя свои решения странным словом «неформат»: дескать, пришли иные времена, сейчас в моде другая музыка. Попробовали «умничать», как выразился лидер группы, записывать «форматную» музыку, но толку от этого было чуть…

В общем, уже многие годы группа зарабатывает старыми, но нестареющими хитами. Виктор Рыбин говорит: «На карте нашей страны есть города, где мы давали концерты десятки раз, и всё равно на наши выступления невозможно было достать билет. Сегодня мы находимся в положении, скажем, «Пинк Флойда»: ажиотаж прошёл, мы стабильно выпускаем новые альбомы, даём 10-15 концертов в месяц. Это раньше заработки были мелкие. Сегодня гонорары богатые, сытные». Только так сейчас «Дюна» и выживает, ведь с нашим разветвлённым пиратским рынком и многочисленными интернет-трекерами заработать на продаже записей просто нереально. Плюс, конечно, выручают корпоративы.

За кулисами «Дюны»

Танцовщица Наталья Сенчукова приехала в Москву со Ставрополья, работала в малоизвестном коллективе. «Стать популярной танцовщицей очень сложно, – признавалась Наталья в одном из интервью. – Пашешь с утра до ночи за гроши, да ещё тебя и не видно толком в массовке».

«Мы познакомились в 1990 году, на концерте в «Олимпийском», – вспоминал Виктор. – Наталья из танцевальной команды сразу мне понравилась. Мы отыграли, и я сразу подошёл к ней, познакомился». Наталья призналась, что всегда хотела петь, и Виктор тут же пригласил ей лучших преподавателей вокала. А позже стал сочинять для жены песни и вывел на сцену певицей с собственным, ни на кого не похожим репертуаром.

У двух творческих натур за годы совместной жизни не было периодов, когда им хотелось бы пожить отдельно. «Сложно поверить, но это действительно так! – говорит Виктор. – Мы ведь понимаем, что отношения – это работа. Всё решаем спокойно: как детей воспитывать, на что деньги тратить. Если уж и ссоримся, то только по творческим вопросам».

Срочную Виктор отслужил на флоте – его морская душа не может обойтись без водной глади. Музыкант давно мечтал о настоящем большом судне, и несколько лет назад мечта осуществилась. Семья купила старый теплоход «Михаил Ломоносов», ровесника Виктора – ржавую посудину 1962 года постройки. Сейчас, после глубокой реставрации, это шикарный прогулочный лайнер. «Ломоносов» на ходу и не стоит без дела: каждый год Виктор с Натальей и близкими друзьями отправляются в круиз по Волге или Дону. «Чувствуем себя настоящими Абрамовичами, – смеётся Наталья. – Только Абрамович яхты коллекционирует, а мы – теплоходы!» На сегодняшний день в семейной флотилии уже три судна разного возраста и водоизмещения.

Секрет обаяния «Дюны»

В чем же всё-таки секрет непреходящей популярности «Дюны»? Сам Виктор Рыбин говорит так: «Наши песни, в отличие от нас, не стареют, остаются актуальными и сегодня. Видимо, настолько правильные тексты написал Сергей Катин – как говорится, на все времена».

Одно из безусловных достоинств их песен – лаконичность. Это касается не только музыки и слов, но и продолжительности: редкая песня длится более трёх минут. Просто не успевает надоесть!

Каждый юморной хит оставляет в душе едва уловимое послевкусие – словно в серой осенней толпе вам подмигнул и улыбнулся незнакомый человек. Мелочь вроде бы, а настроение – в гору. Что ещё добавить? Мелодии на редкость прилипчивые. Стоит с утра послушать «Дюну», и готово дело – до вечера будешь напевать себе под нос: «Фонарики мигают на весу, / Сухарики солёные грызу, / Я не грущу, иду свищу, / Ты спой со мною, и я всё тебе прощу…»


5.0/1